00:51 

Корейский дневник. Глава 3.Шмяканье ската и долгожданное стеклодерево

Pricefield
11 июля 2013-го



Этим утром мы даже не знали, что день грядущий нам готовит, но запланированы были прогулочки с нашим гидом. Учитывая жару и ряд непредвиденных моментов, Марина меняла программу на ходу.
Сперва нам предложили сгонять на подводную лодочку: "Если ни разу не опускались, я вам очень советую". Ну как тут устоять? Тем более, до ожидающей в море субмаринке тебя везут на маленьком катерке.
Подъехав к берегу, зашли в пару магазинчиков. Нам рассказали про женщин-ныряльщиц, которые является, пожалуй, одним из символов Чеджудо – матриархального острова. "Вон тоже ныряльщица, ласты чинит," – кивнула Марина на тётушку, сидящую в тени у витрины. Рядышком мы увидели памятник: что-то обсуждают сидящие на корточках ныряльщицы и женщина в костюме. "Узнаёте женщину-европейку? Это жена Горбачёва".



Спустившись парой ступенек к воде, можно увидеть противных морских таракашек, бегающих по бетонной стене. Под навесиком некоторые уже ждали прихода катера. А мы присели поболтать о всякой ерунде, включая проблемы образования. Марина, расспросив маму о ЕГЭ, посоветовала мне не отдавать ребёнка в корейскую школу (был у неё для меня цикл советов под названием "если выйдешь за корейца"): "Отдавай в какую-нибудь английскую, потому что програаамма у них… Очень много того, чего им в жизни не пригодится. Китайские иероглифы эти: у них в новостях используют обычно несколько. Ну пусть бы дети эти и выучили, которые часто используются – нет, если полторы тысячи не выучишь, не допустят к экзаменам. Географию они не знают ВООБЩЕ. Все думают, что столица США – Нью-Йорк, они других городов и не знают. Ну может Лос-Анджелес, Лас-Вегас. Вот спросите кого-нибудь ради интереса. Про Россию они думаю, что у нас всё время зима, что у нас нет лета. Медведи в подъездах ходят. Вот одной рассказывала: Возвращаюсь домой из ночного клуба, смотрю – мишка у батареи греется, я его потрепала, дальше пошла. – А тебе не страшно? – И они свято в это верят".



Нашего гида всё-таки интересно послушать. В Корее она прожила около десяти лет, была замужем за местным корейцем, с которым встречалась три года, а прожила восемь месяцев. По её словам, несмотря на то, что есть прогрессивные родители, большинство семей живёт по-старинке, вследствие чего русские для их рода – "грязь, смешение крови и всё такое. Если в семье первый сын – ему все блага, с него все пылинки сдувают, он и ждёт, что жена так же будет делать. Покупала я всё сама, одевалась сама, работать он не хотел – нафига мне такой муж? Мама ему однажды зимой притащила матрац огромный на своём горбу. Только чтобы сыночка не мёрз. Когда это он уже им должен помогать. Это нормально?" .



Вскоре подошёл наш катер, доставивший нас к субмаринке, которая была, разумеется, ярко-жёлтая. Перед тем, как забраться внутрь, все должны были быть сфотканы симпатичным парнишей, за которым я следила всё мероприятие, но в итоге мне удалось запечатлеть лишь его затылок на обратном пути. Нерешительный сталкер, да.
Погружение сопровождалось красивыми пузырьками. Представляла, что мы тонем в шампанском. На донышке, в принципе, не было ничего выдающегося, типа зарослей кораллов и табунов цветастых рыб. Всё достаточно скромненько, а занимательным казалось только потому, что вокруг лодки плавал водолаз и кормил рыбок (как нам позже сказали, "это его стая, они его знают"). А ещё он занимался тем, что пришпандоривал своих бедных ручных скатов к иллюминаторам, чтобы все по-быстрому сфоткали его испуганную моську. И да, оказалось, что у скатов есть лицо. Очень даже выразительное.



Время от времени по лодке ходила всё та же няша, чтобы сделать фотки на фоне иллюминаторов. Которые потом можно было распечатать за пять тыщ. Мы не сразу въехали, чего он хочет, потому ему пришлось нас к себе развернуть. О боже уже второй кореец дотронулся до меня, немытьсянеделю. ШУЧУ. Так вот.
Обратный путь на катерке прошёл в попытках сфоткать берег и клёвый красный маяк, тем более, что начало жарить солнце, и пейзаж стал ещё ярче.



Но знайте, дети мои: на волнах практииически невозможно сделать ровные фотки. Сейчас я могу посидеть над ними в пэйнт.нет и поправить, но в процессе фотанья такая кривость приносит дизмораль х)
После морских покатушек мы отправились в ботанический сад. (Хотя планировали посмотреть монгольское конное шоу, но его пришлось перенести. Насколько я помню, мы просто проезжали мимо места его проведения и заценили пару лошадок, которых разрешалось покормить.)



По пути нам попадались разные пансиончики и другие интересности типа парочки музейчиков. Недалеко от субмаринки можно было увидеть музей в форме корабля, посвящённый первым европейцам, побывавшим на Чеджудо. По словам Марины, это были голландцы "в тысяча пятьсот неважно каком там году". Местные приняли их чуть ли не за инопланетян и не отпускали с острова 13 лет, пока капитан не сбежал в Японию. Он потом написал какую-то известную книгу об Азии. (Пока перепечатывала это, решила загуглить и выяснила, что наша прекрасная гид ошиблась на один век, но какааая разница х) В общем, звали его Хендрик Гамель, а в плену он был с 1653 по 1666. Вдруг это важное замечание.
Ещё мы слышали рассказ о дядечке, получившем в наследство домик. Квартира у него уже имелась, и он, "чтоб добру не пропадать", сделал из домика кафе, где можно поесть-попить бесплатно, а на выходе оставить денежку, сколько не жалко. Говорят, что корейцы не жадничают, а некоторые противные русские мужички харахорятся тем, что пожрут и ничего не оставят. Место это называется "Кафе без хозяина", а домик и всё, что внутри, выкрашены в белый цвет. Почему-то, слушая это, я представила какое-то элегантное лакшэри, а кафе оказалось невзрачным рыбацким домиком. Хижинкой.



Вскоре начался наш марафон по ботаническому саду "Халлим". И да, в ботаническом саду я тоже оказалась впервые. Чеджу стал для меня островом открытий х) Больше всего в саду меня впечатлила история его создания. В семидесятые годы, когда корейская экономика, скажем так, ещё не достигла расцвета, один дяденька по имени Сонбом Гю вдруг сообразил, что на Чеджу надо развивать туризм.



И стал забабахивать этот сад на гольном песке и камнях. Смотрели на него, как на дурака – тут риса на всех не хватает, а он покупает американские семена, ищет волонтёров для работ, и т.д и т.п. Кстати да, все пальмы, что есть на острове, посажены в 70-х, сами по себе они там никогда не росли. В общем, на голом энтузиазме вырос здоровенный ад, обеспечивающий семье основателя безбедную старость, а туристам – приятные впечатления.



Даже не знаю, чего занимательного написать. Видели тропический уголок, бонсайный, фольклорную деревню из трёх домишек, кучу кактусиков в теплице-парилке, ручных попугаев, павлинов-альбиносов… сурочков! И даже пили сок из кактусовой шишки. Лиловый и интересненький на вкус.



Последним пунктом нашей программы стал музей стекла, о котором я читала перед отъездом. Душа порадовалась, когда у входа откуда-то послышалась шинхвашная "This Love". Мы заценили несколько профессиональных работ и дошли до секции мастера, который очень реалистично делает большие фигуры животных. Проходя мимо фигуры гарцующей лошади, Марина вспомнила, как хотела подарить такую статую мужу и, не туда посмотрев, решила, что стоит она… ну, как-то для неё приемлемо. "Приезжаю, говорю: лошадь мне заверните. Они: расплачиваться будете наличными или кэшем? Я говорю: наличными. У них такие глаза – Оо. Она, оказывается, стоит 15 миллионов. А я: как 15 миллионов?!". Дело в том, что муж у неё – ирландец, всю жизнь занимающийся лошадьми, которых у них на тот момент было около двухсот.



Что там было ещё… Комнатки со всякими иллюзионными эффектами, зеркально-стеклянные фишки. Помню композицию какого-то оркестра, где все-все мельчайшие детальки, вплоть до очков на музыкантах, были сделаны, разумеется, из стекла.



Ещё запомнилась рассада пророщенной сои, где каждая соинка изготавливалась отдельно. Всё же ювелирная работа поражает, надо обладать офигенским скиллом и терпением, чтобы делать такое *___*



На улице – небольшой парк, в который ведёт арка, увешанная маленькими гроздьми разноцветных стекляшек. На солнце это всё сверкало аки новогодняя гирлянда. Довольно мило. Бабёнки обычно фоткаются в фигурах сердца, кольца с брульянтом, кареты принцессы… Позировать рядом с таким соплежуйством я, естественно, отказалась. Максимум моей мимимишности – кадр, где я согласилась обнять здоровенную статую медведя, но Марина всё равно назвала меня вредной х)



Неподалёку стояла пара шпионских стеклянных туалетов: снаружи ничего не разглядишь, как ни вглядывайся, а сидящему на толчке видно изнутри всё, что творится вокруг. Мэджик, конечно, но, по-моему, как-то всё это… НЕУЮТНЕНЬКО.
А вообще, когда я читала в Инете про этот музей, мне запомнились только фотки мандаринового дерева. Потому мне было очень радостно и приятно увидеть его. Ну знаете. Типа что-то родное х)
День выдался довольно жарким, и хоть я местную жару практически не ощущала (что странно, ибо обычно помираю на тридцатке), на обратном пути малость чувствовалась усталость. Марина не всегда успевала затормозить перед лежачими полицейскими и, извиняясь, говорила: "Это я вас бужу, чтобы вы не спали" <3
Ужинали мы в Каокао – заведеньице возле дельфинария и главного входа на пляж. Фишка в том, что на входе платишь конкретную сумму и объедаешься шведским столом. Хочется много, влезает мало тт Я наконец дорвалась до острой похлёбки с кимчи (икота, слёзы, сопли), взяла жареную свининку (нас предупредили, что почти всё мясо, которое нам попадётся – местные чёрные свинки), салатик с маленькими осьминожками и, как я поняла, чачжанмён. Было так вкусно, так классно *___*


@музыка: Shinhwa - This Love

URL
   

Unspoken

главная